Герои Синопа

Император Николай I и всероссийское общество высоко оценили Синопскую победу. Адмиралы и офицеры получили ордена и повышения в чинах, немало наград было роздано и нижним чинам - матросам и унтер-офицерам.
Рапорт Меншикова о Синопской победе в Санкт-Петербург доставил подполковник Корпуса флотских штурманов И. Г. Сколков. Он и оказался первым награжденным — произведен в полковники и стал флигель-адъютантом (это почетное звание присваивалось офицерам, зачисленным в свиту императора).
Самую высокую награду получил П. С. Нахимов. Командующий эскадрой был удостоен ордена Св. Георгия II степени. Всего за период с 1770 по 1916 г. - несмотря на множество войн и выдающиеся победы - его кавалерами стали всего 125 человек (из них трое в годы Крымской войны). В императорской грамоте говорилось: «Истреблением турецкой эскадры при Синопе Вы украсили летопись Русского флота новой победой, которая навсегда останется памятной в морской истории. Статут военного ордена Св. Великомученика и Победоносца 1еоргия указывает награду за Ваш подвиг». Надо сказать, что высказанное императором одобрение и самая высокая оценка результатов сражения очень порадовали Нахимова.
В. А. Корнилов, внесший большой вклад в подготовку Черноморского флота к войне и принявший непосредственное участие в сражении, получил орден Св. Владимира II степени -«...за отличные распоряжения Ваши при военных действиях Черноморского флота». Отношение Николая I к Корнилову хорошо иллюстрирует обращенная к адмиралу просьба - не выходить лично в бой на пароходах, поскольку начальник штаба флота нужен для более важных дел. Император, а также великий князь Константин Николаевич выразили адмиралам свою признательность и благорасположение.
Не остались без должной оценки своих заслуг и другие адмиралы. Младший флагман Ф. М. Новосильский, столь успешно действовавший во время сражения, стал вице-адмиралом и кавалером ордена Святого 1еоргия IV степени, командир отряда пароходных фрегатов А. И. Панфилов получил орден Св. Владимира III степени. Все командиры кораблей, за исключением В. М. Микрюкова («Чесма»), удостоились орденов или производства в следующий чин (а многие и того и другого). Так, командир блестяще действовавшего в Синопе «Парижа» капитан 1 ранга В. И. Истомин стал контр-адмиралом, как и командир «Ростислава» А. Д. Кузнецов.
Не остались обойдены вниманием и многие отличившиеся в сражении офицеры не столь высокого ранга. Немало участников Синопского сражения в дальнейшем отличились в ходе войны, добились немалых успехов и после ее окончания. Согласно подсчетам историка Н. В. Скрицкого, среди участвовавших в бою офицеров около пятидесяти впоследствии стали адмиралами. Хотя тут следует отметить два важных момента: во-первых, война не обходится без жертв и многие герои Синопа пали на полях сражений или преждевременно оставили службу после ранений; во-вторых, в Российской империи при выходе в отставку нередко присваивался следующий чин и многие стали адмиралами именно в момент оставления службы.
Дополнительные вознаграждения порой носили и чисто денежный характер. Показательна в этом отношении история, случившаяся с одним из героев Синопа - командиром флагманского корабля «Императрица Мария» Петром Ивановичем Барановским. В представлении Барановского к производству в чин капитана 1 ранга П. С. Нахимов писал: «За бы--строе приведение нового корабля в боевой порядок и за отличную храбрость, мужество и распорядительность во время боя. Контужен в обе ноги и грудь». Но вскоре стало понятно, что отважному офицеру требуется и материальная помощь: «Капитан 1-го ранга Барановский контужен в обе ноги и грудь, болезнь от этой контузии ныне увеличивается и требует издержек свыше тех средств, которые он имеет... офицер этот ныне крайне нуждается в деньгах, необходимых для лечения». И Николай I не счел возможным оставить отважного моряка без материальной помощи, выплата особого денежного вознаграждения ему (равно как и находившемуся в крайне тяжелом финансовом положении Л. А. Ергомышеву) была утверждена в начале января 1854 г.
Особняком стоит история производства в капитаны 1 ранга командира «Чесмы» В. М. Микрюкова. Известно, что первоначально Нахимов был крайне недоволен действиями этого линкора. Однако вскоре Павел Степанович сменил гнев на милость и представил Микрюкова к производству в следующий чин.
18 декабря Микрюков был произведен в капитаны 1 ранга. Во время обороны Севастополя отважный офицер командовал бастионами, проявил редкое мужество при последнем штурме, был награжден орденом Святого Георгия III степени.
Получили свои награды и нижние чины - унтер-офицеры и матросы. Всем участникам сражения полагалось годовое жалованье, а раненым - дополнительные средства на лечение.
Для награждения самых достойных было выделено 250 Георгиевских крестов (из расчета по 10 на роту). Интересно, что Нахимов предложил матросам самим выбрать наиболее отличившихся. Поскольку героически и очень искусно в бою действовали многие черноморцы, то даже среди наиболее отважных и умелых воинов героев порой приходилось определять по жребию. В Севастополе состоялось несколько празднеств в честь победителей. Поздравляя на одном из них новых георгиевских кавалеров, Нахимов отметил, что остальные моряки еще успеют заслужить свои награды в последующих сражениях.
Его слова на флоте восприняли с большим воодушевлением.
Герои и награды
Император Николай I щедро наградил участников Синопского сражения. Флагманы, командиры кораблей и отличившиеся офицеры получили ордена и внеочередное производство в следующие чины, денежные выплаты. Не обошла монаршая милость и нижних чинов, которым было выплачено «не в зачет» по годовому жалованью, а 250 самых достойных стали Георгиевскими кавалерами. Любопытный факт: героев оказалось так много, что награды зачастую распределялись по жребию.