Михаил Дмитриевич Горчаков

Михаил Дмитриевич Горчаков родился в 1793 г. (возможно - в конце 1792 г.) в знатной дворянской семье, ведущей свою родословную от черниговских князей. В роду были сильны военные традиции, и неудивительно, что в 1807 г. юношу определили юнкером в гвардейскую артиллерию. Начало XIX в. ознаменовалось сплошной чередой войн, и на долю будущего генерала походов и сражений выпало великое множество. Он воевал на Кавказе, получив боевое крещение в схватке с персами, в 1809 г. стал поручиком. Во время Отечественной войны 1812 г. и Заграничного похода не раз отличился - в Бородинском сражении, при Бауцене, Дрездене, Лейпциге. В 1812 г. молодой офицер был награжден своим первым орденом - Св. Владимира IV степени. Войну он закончил штабс-капитаном.
В мирное время М. Д. Горчаков сумел проявить себя с самой лучшей стороны. Уже в 1817 г. он был произведен в полковники, а еще через три года стал начальником штаба 3-го пехотного корпуса.
На этой должности генерал-майор Горчаков успешно воевал с турками в 1828— 1829 гг., особенно отличившись во время переправы корпуса через Дунай и при осаде Силистрии. Последовали новые награды, в том числе орден Св. 1е-оргия III степени, чин генерал-адъютанта.
Во время Польской кампании генерал опять продемонстрировал и личную храбрость, и распорядительность, и военный талант. Должность начальника штаба 1-го пехотного корпуса он сменил на пост начальника артиллерии всей армии, успешно подменив раненого предшественника. Командовавший русскими войсками И. И. Дибич-Забалканский высоко ценил Горчакова.
После смерти Дибича от холеры в конце мая 1831 г. новым главнокомандующим русскими войсками в Польше стал фельдмаршал И. Ф. Паскевич - достаточно талантливый военачальник, но человек с очень непростым (скорее -тяжелым) характером. Однако к Горчакову фельдмаршал относился с полным доверием, незадолго до взятия Варшавы назначив его своим начальником штаба. На этой должности Михаил Дмитриевич оставался много лет. В 1844 г. он получил чин генерала от артиллерии, а в 1849 г. принял участие в Венгерском походе.
После начала Крымской войны Паскевич получил под свое командование все российские войска, сосредоточенные на юго-западе. Своему начальнику штаба он доверил командование тремя корпусами, действовавшими на Дунае (об этих событиях мы еще расскажем). Продвижение на Балканы в мае 1854 г. было остановлено турками у мощной крепости Силистрия, осада которой оказалась очень непростым делом. После того как во время рекогносцировки Паскевич получил серьезную контузию, командование принял на себя Горчаков. Он смог преодолеть множество трудностей, и армия уже готовилась к решительному штурму, имея все основания надеяться на полную победу.
Но в дело вмешалась «большая политика»: австрийцы предъявили России ультиматум с требованием прекратить боевые действия и очистить Дунайские княжества. Николай I хорошо понимал, что воевать еще и с австрийцами Россия не сможет, а потому распорядился приостановить боевые действия на Дунайском театре, а затем и начать отвод войск. Такое развитие событий удручающе подействовало на Горчакова. Говоря «высоким штилем», дух его был надломлен. Однако генерал от артиллерии оставался профессионалом, способным правильно оценивать обстановку и, даже не получая распоряжений начальства, предпринимать определенные шаги. Например, он предвидел угрозу Крыму, а потому счел нужным отправить в распоряжение Меншикова своего лучшего инженера - Э.И. Тотлебена.
Горчаков неоднократно предупреждал Меншикова о реальности угрозы высадки вражеского десанта, а когда это действительно случилось, начал по собственной инициативе отправлять в Крым подкрепления (между прочим Паскевич счел подобное «самовольство» едва ли не изменой). Также Михаил Дмитриевич помогал организовать доставку на полуостров различного снабжения, в том числе остро необходимого под Севастополем шанцевого инструмента.
Неудачные действия Меншикова и обострившиеся у него проблемы со здоровьем убедили даже расположенного к светлейшему князю Николая I в необходимости сменить командующего войсками в Крыму. Незадолго до смерти император решил отправить туда М. Д. Горчакова, а после вступления на престол Александра II это решение было подтверждено.
Первоначально новый командующий проникся надеждами на то, что дела под Севастополем удастся наладить, но, прибыв на место, был неприятно поражен реальным положением вещей. Уже вскоре после вступления в должность Горчаков ситуацию под Севастополем оценивал весьма пессимистично. Он писал Александру: «Положение наше довольно трудно; подступы неприятеля столь сближены, что Севастополь может держаться только при весьма сильном гарнизоне; у неприятеля уже до 90 тыс. европейцев и до 30 тыс. турок, а наши подкрепления поспеют только к половине апреля». Правда, перечислив все ожидаемые трудности, генерал добавлял: «Случись что, будем отбиваться как можем. Впрочем, я нимало не теряю надежды, что, с Божьей помощью, нам удастся отбиться со всех сторон: война имеет много случайностей и надобно рассчитывать, что неприятель не всегда делает, что мог бы».
Не чувствуется ни уверенности в своих силах, ни надежды на победу и в письме, отправленном в конце  марта: «Князь Долгоруков доложит Вашему Императорскому Величеству записку, в коей я изъясняю, сколь необходимо назначить мне новые подкрепления, независимо от тех, которые идут сюда, ибо с приходом их я все-таки буду несравненно слабее неприятеля. Осмелюсь доложить, что это дело первой важности. Ход дел в Крыму издавна весьма испорчен, и, полагая даже, что мне удастся отстоять Севастополь до прибытия 40 батальонов, следующих из Южной армии - что, впрочем, весьма сомнительно, - я не менее того буду гораздо слабее неприятеля, который стягивает сюда огромные силы».
Неверие в возможность отстоять Севастополь у генерала становилось все сильнее, однако до гибели Нахимова он не предпринимал никаких практических шагов к оставлению города. В августе 1855 г. русское командование предприняло последнюю попытку деблокировать Севастополь и переломить ход войны. Но сам Горчаков сомневался в успехе предприятия, начатого под давлением из Петербурга и, в значительной мере, по инициативе генерал-адъютанта П. А. Вревского. Поражение на Чёрной речке окончательно убедило 1орчакова, что продолжение обороны «черноморской твердыни» не принесет ничего, кроме новых бессмысленных потерь. После падения Малахова кургана он смог организовать отход русских войск на Северную сторону, но считать это серьезным успехом не приходится -измотанные предыдущими боями союзники отступлению севастопольцев не препятствовали...
В декабре 1855 г. 1орчакова сменил генерал от инфантерии, генерал-адъютант А. Н. Лидере. Сам же Михаил Дмитриевич после смерти фельдмаршала Паскевича с января 1856 г. занимал высокую и ответственную должность наместника Царства Польского и командующего 1-й армией. Умер М. Д. Горчаков в мае 1861 г., согласно завещанию генерала похоронили на Братском кладбище в Севастополе.
Горчакова совершенно справедливо упрекали в нерешительности, неспособности принять трудное решение, отсутствии инициативы. Но никто и никогда не мог обвинить его в недостатке личной храбрости. Не связывали имя князя и с казнокрадством, мздоимством, кумовством. Даже родного брата - Петра Дмитриевича, убедившись в неспособности того командовать дивизией, главнокомандующий убрал из-под Севастополя. Недаром Михаила Дмитриевича солдаты прозвали «честным князем». Заслужить такую характеристику от подчиненных дано отнюдь не каждому военачальнику.
Внуком Горчакова (сыном его дочери Натальи Михайловны) был один из виднейших политических деятелей России начала XX в.: Пётр Аркадьевич Столыпин.
Все четверо командующих российскими войсками в Крыму были участниками войн, которые Россия вела с наполеоновской Францией. Трое из них - А. С. Меншиков, Д. Е. Остен-Сакен и А. Н. Лидере - во время Заграничного похода русской армии отличились в сражении при Кульме, о котором стоит рассказать особо.

П. А. Столыпин
Внук М. Д. Горчакова Пётр родился 2 (14) апреля 1861 г. в столице Саксонии Дрездене. Окончил Петербургский университет, после чего быстро продвинулся по службе. В1902 г. он стал гродненским, затем - саратовским губернатором. Весной 1906 г., в разгар Первой русской революции, Николай Ы назначил Столыпина министром внутренних дел, а в июле того же года - премьер-министром. Сочетая реформы с самыми жесткими мерами, он сумел подавить революционные выступления. Пережил 10 покушений, но 1 (14) сентября 1911 г. в киевском городском театре был смертельно ранен Д. Богровым и 5-го числа скончался.