Император Николай I

Император Николай 1

Николай Павлович Романов не должен был стать российским самодержцем. Однако его старший брат - император Александр I - прямых наследников не имел, а следующий по старшинству Константин Павлович взойти на трон не пожелал. Царствование Николая I началось с восстания декабристов, а завершилось в разгар Крымской войны.
Николай Павлович родился 25 июня (6 июля) 1796 г. в Царском Селе, став третьим сыном великого князя Павла Петровича. Императрица Екатерина II относилась к Павлу, мягко говоря, без теплоты. По сложившейся традиции воспитанием ребенка собиралась руководить государыня, но она умерла осенью того же года, после чего великий князь стал императором Павлом I.
Царствование Павла I продолжалось недолго, уже весной 1801 г. он был убит заговорщиками, причем в заговоре участвовал и наследник престола, ставший после переворота императором Александром I. Теперь воспитанием Николая занималась его мать, вдовствующая императрица Мария Фёдоровна (урожденная София Мария Доротея Августа Луиза Вюртембергская). Она с явным неудовольствием наблюдала пристрастие сына к военному делу, проявившееся еще в юном возрасте. Мария Фёдоровна старалась отвлечь мальчика от «военщины», но безуспешно. Получивший домашнее образование Николай не отличался глубиной и разносторонностью знаний, однако прекрасно разбирался в фортификации, инженерном деле, обладал большими познаниями в области военного искусства. Очень привлекала мальчика и та сторона военного дела, которую в наше время принято называть «шагистикой». Он обожал парады, построения, разводы караулов.
Во время Отечественной войны 1812 г. Николай рвался в армию, но мать решительно воспротивилась этому, и Александр I не позволил младшему брату «понюхать пороха». Лишь в самом конце Заграничного похода русской армии император разрешил Николаю и самому младшему из братьев, Михаилу, отправиться к войскам, но они прибыли в Париж уже после занятия города союзниками и ссылки Наполеона на Эльбу.
В 1817 г., спустя два года после окончания наполеоновских войн, Николай Павлович женился на прусской принцессе Шарлотте, после принятия православия ставшей Александрой Фёдоровной. В это время он был одним из великих князей, не особенно рассчитывавших на престол. Но ситуация изменилась в 1820 г., когда бездетный Александр I уведомил брата, что считавшийся наследником великий князь Константин намерен отказаться от права на царство. Манифест, объявлявший наследником Николая, император тайно подготовил и подписал в 1823 г., но оглашению при жизни Александра документ не подлежал...
После смерти императора в Таганроге в ноябре 1825 г. в Российской империи началось так называемое «междуцарствие». Хотя Константин в письмах к брату подтвердил отказ от трона, официального отречения не существовало. Это привело к странной ситуации, когда на местах началось принесение присяги человеку, который вовсе и не собирался принимать на себя бремя власти. Одним из тех, кто не желал видеть на престоле Николая Павловича, оказался военный губернатор Санкт-Петербурга, талантливый военачальник и невероятно храбрый человек (любимец Суворова, а заодно - почетный член Российской академии наук с 1823 г.), очень популярный в армии вообще и в гвардии в частности - генерал Михаил Дмитриевич Милорадович. Он настоял на присяге Константину, но, убедившись в отказе того стать царем, согласился присягнуть Николаю.
Окончательно присяга новому императору была назначена на 14 (26) декабря, решение принял накануне вечером Государственный Совет и утвердил Николай. Любопытный момент - фактически он еще не стал государем, однако, согласно постановлению, датой начала
его царствования следовало задним числом объявить 19 ноября (1 декабря), день смерти Александра I. Сложившейся ситуацией междуцарствия решили воспользоваться заговорщики из тайного общества. Они стремились сорвать присягу войск и Сената, а вслед за тем создать временное правительство и коренным образом изменить систему правления в стране. Интересная подробность: существовал план главой этого временного правительства сделать талантливого и заслуженного, но находившегося у Александра I в опале адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина.
Среди заговорщиков были совершенно разные люди - как по характеру, так и по взглядам на дальнейшее устройство России. Одни стремились к либеральным преобразованиям, отмене крепостного права и установлению конституционной монархии, другие были ярыми республиканцами. Находились и сторонники жестокого террора. Достаточно вспомнить известные стихи К. Ф. Рьиеева, где есть такие слова: «Уж вы вейте веревки на барские головки, Вы готовьте ножей на сиятельных князей, И на место фонарей развешивать царей. Тогда будет тепло, и умно, и светло. Слава!»
Одним из наиболее решительных деятелей Северного общества считался отставной поручик П. Г. Каховской, которому в итоге поручили убийство Николая Павловича. Однако, несмотря на всю выражаемую на словах решимость, Каховской это поручение выполнять отказался, заявив, что не желает войти в историю цареубийцей. Когда 14 декабря войска под командованием офицеров-заговорщиков вышли на Сенатскую площадь, к ним с призывом разойтись обратился Милорадович.
Его уговоры могли подействовать на нижних чинов, сорвав все планы восставших.
И Каховской, как бы компенсируя свой отказ от выстрела в будущего императора, смертельно ранил отважного генерала. Рассказывают, что умирающий Милорадович очень обрадовался, узнав, что извлеченная из его тела пуля была выпущена из пистолета: «Слава богу! Это пуля не солдатская!» Последней волей Михаила Дмитриевича стало освобождение всех его крепостных.
Восстание было подавлено силами верных новому императору войск. Считается, что при этом погиб 1271 человек, большинство из которых - вовсе не солдаты и офицеры мятежных полков и Гвардейского экипажа, а петербургская «чернь». Хотя «звериной жестокости» ни при подавлении восстания, ни во время суда над его участниками проявлено не было, жертвы оказались немалыми. Вступивший на престол Николай Павлович на борьбу с внутренним врагом сил не жалел, а всякое свободомыслие начали считать крайне опасным явлением.
В стране ужесточалась цензура, политический сыск стал всеобъемлющим.
Однако в отношении флота император на первых порах действовал весьма толково. Он смог существенно исправить катастрофическое положение, в котором к концу правления Александра I находился Балтийский флот, наладились дела и на Черноморском флоте. Постепенно численность корабельного состава обоих флотов была доведена до штатной, выправлена совершенно неудовлетворительная ситуация с их комплектованием личным составом. Во время оказания помощи восставшей Греции - в первую очередь при Наварине, а также в ходе войны с Турцией в 1828-1829 гг. Российский императорский флот добился немалых успехов. Правда, противник далеко не всегда был на высоте: подготовка турецкого флота зачастую оказывалась просто никудышной.
В середине 1830-х гг. положение дел начало ощутимо меняться к худшему. И сам государь, и пользовавшийся его абсолютным доверием А. С. Меншиков придавали слишком большое значение «показухе» -смотрам в ущерб боевой подготовке. Особенно отличался этим Балтийский флот.
В армии все обстояло намного хуже. Муштра была возведена в абсолют, палочная дисциплина отличалась уже не строгостью, а каким-то садизмом. В результате Николая Павловича либеральная часть общества именовала не иначе, как Николаем Палкиным. Зато интенданты, а заодно казнокрады и коррупционеры всех мастей процветали. Даже при вполне честном и искренне преданном делу адмирале М. П. Лазареве ошивалось множество любителей обогатиться за казенный счет. Ревизии и проверки, суды над проворовавшимися чиновниками происходили регулярно, но привести к «исправлению нравов» не удавалось никакими силами. Можно вспомнить легендарную фразу Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, не понаслышке знакомого с этими самыми нравами: «Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях - пирог с казенной начинкой». Согласно историческому анекдоту, в то время на вопрос «Что же происходит в России?» существовал только один короткий и ясный ответ: «Как обычно... Воруют-с...»
Но самым главным недостатком николаевской России придется признать ее общую отсталость. Основную массу населения составляло крепостное и государственное крестьянство - в большинстве своем неграмотное или малограмотное. Промышленность практически не развивалась: производство чугуна в России и Великобритании разнилось на порядок, а добыча угля - на три порядка!
В Англии и Франции строились пароходы с мощными машинами, в то время как в России могли изготавливать лишь маломощные механизмы. Аналогичная ситуация существовала и во многих других отраслях, что неудивительно: крепостная мануфактура не могла конкурировать с фабричным производством. Сказать, что не происходило никаких изменений, нельзя; но фабрики, сопоставимые с британскими, в России еще только начинали появляться.
Хотя в деревянном судостроении удалось немного выправить положение с качеством постройки кораблей, оно все равно недотягивало до стандартов Королевского флота. Русские линкоры и фрегаты служили намного меньше, чем британские. В результате этого на флот страна тратила очень крупные суммы, но рассчитывать бороться на равных с Туманным Альбионом все равно не приходилось.
Внешняя политика Российской империи практически всеми историками оценивается как агрессивная и реакционная. Бесконечная война на Кавказе и напряженность в Польше придавали Николаю I в сознании европейцев образ «озверевшего медведя», которого надо по возможности «загнать обратно в берлогу». Даже спасенный во время революции в Венгрии австрийский император Франц-Иосиф не питал к спасителям никаких теплых чувств. Наоборот, успехи русских войск во время Венгерского похода очень насторожили австрийцев.
Надо отметить, что не все выпады «просвещенной Европы» в адрес «русского медведя» были беспочвенными и необоснованными. Но можно сравнить, например, жертвы декабрьского восстания в Петербурге и революции 1848 г. в Париже. И это сравнение будет отнюдь не в пользу «цивилизованной» Франции.
Как бы то ни было, к началу Крымской войны николаевская Россия являлась могущественной державой с многочисленной и достаточно сильной армией, третьим в мире флотом, относительно развитой военной промышленностью и значительными людскими резервами. Разгром Турции в войне один на один представлялся руководству империи лишь вопросом времени, а во вмешательство других великих держав царь не очень верил. Тем большим оказалось его разочарование как действиями Британии и Франции, так и позицией Австрии.
Неудачи - как политические, так и военные - Николай I переживал очень болезненно. Вероятно, он понимал многие недостатки созданной им самим системы. По мнению многих - как в России, так и за ее пределами, - царя «добила» не удача под Евпаторией, после чего у правителя России буквально пропало желание жить. Когда 18 февраля 1855 г. (по старому стилю) император скончался, по Петербургу тотчас поползли слухи о его самоубийстве. С учетом религиозности государя, а христианство считает лишение себя жизни тяжким грехом, говорили, что Николай Павлович приказал своему лейб-медику дать ему яд. Эта версия абсолютно недостоверна, тем не менее она оказалась очень живучей. Более вероятным считается, что простудившийся император фактически отказался от лечения.
Достоверным же является то, что царь принимал парад в легком мундире, уже будучи простужен (вероятно, болен гриппом). Итогом парада стала пневмония, в середине XIX в. практически неизлечимая.
Характерная деталь: о смерти государя защитники Севастополя узнали от... французов. Телеграфного сообщения со столицей главная база Черноморского флота не имела.
После смерти Николая I престол унаследовал его старший сын, ставший императором Александром П.

Парады и смотры
детства Николай Павлович увлекался внешней, показной стороной военного дела. Мальчишкой он обожал смотреть торжественные построения и разводы караулов. Став императором, Николай I уделял огромное внимание парадам и смотрам, нередко упуская из виду куда более серьезные проблемы. По мнению многих историков, смертельная болезнь государя была вызвана тем, что он принимал очередной смотр слишком легко одетым.

Революция в Венгрии
В 1848 «в Венгерском королевстве, входившем в состав Австрийским-,церии, началась революция, направленная на Искоренение фео^альйых-1 пережитками проведение демократических реформ. К началу всей й революция переросла в войну за независимость, в ходе которой венгры несли ряд поражений австрийцам, хорватами другим лояльным империи _ силам. Лишь вмешательство российской армии под командование фельдмаршала И. Ф. Паскевича, посланной Николаем I на помощь Австрии, в корне изменило ситуацию и обусловило поражение восставших.