Трагедии Королевского флота

В истории английского, а затем британского Королевского флота не происходило чудовищных катастроф, ставивших под угрозу само существование государства или исход крупномасштабных военных кампаний. Но вполне естественно, что очень многочисленный, активно действующий в различных частях света и очень уязвимый при разгуле стихии парусный флот не раз попадал в трагические ситуации.
Великий шторм и другие напасти
В годы Войны за испанское наследство потери англичан от аварий и катастроф могли напрочь подорвать мощь иного флота. Недаром один из величайших природных катаклизмов в истории Англии получил название «Великий шторм». Нельзя сказать, что моря, омывающие Британские острова, отличаются «тихим нравом». Непогода погубила в Ла-Манше и Северном море немало кораблей и судов, но даже на фоне самых сильных бурь Великий шторм выделяется особо.
Ураган обрушился на западную часть Южной Англии незадолго до полуночи 26 ноября (по принятому тогда старому стилю, по новому - 7 декабря) 1703 г. Постепенно смещаясь на восток, он достиг наибольшей силы над Лондоном около 6 часов утра, а над территорией Дании - к полудню 27-го числа. Сильнейший ветер сопровождался грозой. По всем описаниям, события осени 1703 г. больше всего напоминают особо мощный тропический ураган - один из тех, которые время от времени опустошают острова и побережья Карибского моря и Мексиканского залива. Вот только случился он на другой стороне Атлантики, да и происходило все в отнюдь не тропических широтах.
Многочисленные описания Великого шторма передают ужас и изумление не только простых жителей Уэльса, Англии, Голландии, но и бывалых моряков, ранее уже встречавшихся и с тропическими циклонами, и с бурями Северной Атлантики. Знаменитый английский писатель Дани-ель Дефо на основе множества свидетельств очевидцев написал о бедствии книгу «Шторм», изданную в 1704 г. Общее число жертв, по весьма приблизительным подсчетам, достигало 15 ООО человек, из них примерно 8000 -в Уэльсе и Англии. О силе ветра говорит то, что было разрушено несколько сот ветряных мельниц. Большие лесопосадки, где были специально высажены предназначенные д ля нужд флота дубы, оказались уничтоженными - молодые деревья буквально вырывало с корнем. Из-за этого последствия катаклизма сказались несколько десятилетий спустя, когда проявилась нехватка строевого леса.
В Лондоне королеву Анну даже пришлось увести в подвалы дворца, поскольку его крыша и часть дымоходов были разрушены.
Не выдержал буйства стихии знаменитый Эддистонский маяк, построенный в конце XVII в. по инициативе купца и судовладельца Генри Уинстэнли. По печальному стечению обстоятельств сам Уинстэнли находился на маяке, куда прибыл для организации ремонтных работ... Несмотря на отдельные трагичные случаи, в целом число погибших и пострадавших на суше оказалось сравнительно невелико. Например, в изрядно потрепанном Лондоне насчитывался всего 21 погибший. Основной удар пришелся по торговому и военному флоту.
Голландцы, французы, датчане и шведы понесли серьезные потери.
Но хуже всего пришлось именно англичанам. Их торговый флот лишился множества судов, а количество поврежденных, в том числе выброшенных на берег, исчислялось сотнями. Корабли Королевского флота также не «остались в стороне». Крупнейшей (хотя и не окончательной) жертвой Великого шторма стал 90-пушеч-ный корабль второго ранга «Вэнгард». Этот далеко не новый линкор, построенный еще в 1678 г., в то время находился в Чатеме на ремонте и переоборудовании, на нем не было людей, а потому обошлось без жертв. К том)' же в следующем году корабль подняли и спустя некоторое время вернули в состав флота - перестроенным в соответствии с принятыми в 1706 г. правилами и нормами.
Еще пять жертв урагана относились к третьему ранг)'. Из них самой трагичной считается гибель 70-пушечного корабля «Ресторейшн» («Реставрация», спущен на воду в 1678 г.), который был сорван с якорей и вместе со всем экипажем из 387 человек оказался во власти «Пожирателя кораблей» Гудвина. Спастись не удалось никому. Обломки линкора были обнаружены в конце XX в. Рядом с «Ресторейшном» покоятся и другие жертвы Великого шторма - 70-пушечные «Стирлинг Кастл» и «Нортумберленд», на каждом из которых погибло свыше 200 моряков, а также адмиральский 62-пушечный корабль «Мэри» (спущен на вод) как 50-пушечный «Спикер» в 1650 г., пере строен в 1688 г.). На нем погибли контр-адмирал Бомонт и еще 268 человек. Также были потеряны в разных местах три корабля четвертого ранга и четыре - пятого и шестого. Одной из причин столь серьезных потерь - 13 кораблей и около 1500 моряков - сами англичане называли недостаточную надежность якорей.
Несладко пришлось и многим другим кораблям. Например, 90-пушечный «Ассосиейшн», на котором пришлось срубить мачты, унесло через все Северное море - от Гарвича к Гётеборгу. Однако у шведских берегов экипаж сумел справиться с несколько утихшей стихией и затем добраться до родины. Впрочем, от судьбы не уйдешь.
В 1707 г. английский флот постигла еще одна трагедия, сопоставимая по урону с самым неудачным морским сражением. Возвращавшийся из Средиземного моря на родину отряд кораблей из-за навигационной ошибки 22 октября оказался на скалах у островов Силли. В результате погибли «Ассосиейшн», 70-пушечный «Игл», 50-пушеч-ный «Ромни» и небольшой 8-пушечный «Файрбрэнд». Катастрофа унесла свыше 1550 жизней, включая командующего флотом адмирала сэра Клодисли Шовеля.
По злой иронии судьбы этот талантливый флотоводец, принимавший участие во многих сражениях, нашел свою смерть на берегу английского острова. Существует мрачная легенда, согласно которой адмирал выбрался на сушу живым, но обессилевшим и был убит местной жительницей, прельстившейся дорогим перстнем. Якобы спустя много лет она, умирая, поведала священнику о совершённом убийстве. Как все произошло на самом деле - неизвестно.
Случались и другие тяжелейшие катастрофы. Многим читателям наверняка хорошо знакомо название корабля «Виктории» - флагмана адмирала Нельсона при Трафальгаре, ныне являющегося одним из самых популярных туристических объектов в Великобритании. Но менее известно, что получить это наименование заложенный в 1759 г. корабль не должен был. И причина у лордов Адмиралтейства имелась очень серьезная: предыдущая «Виктори» - также 100-пушечный корабль, спущенный на воду в 1737 г., - пропала без вести со всем экипажем в октябре 1744 г. Линкор благополучно достиг Английского канала, а потом в прямом смысле «как в воду канул». Никто ничего не знал о судьбе «Виктории», по разным данным, от 900 до 1150 человек во главе с адмиралом Джоном Балкеном вплоть до 2008 г.
Нашли обломки корабля довольно далеко от того места, где он якобы должен был находиться согласно результатам проведенного в XVIII в. расследования. Идентифицировать обломки помогли бронзовые пушки: «Виктории» стала последним линкором, вооруженным бронзовыми орудиями, позднее их место на палубах заняли более дешевые пушки, отлитые из чугуна. Так что своим названием прославленный флагман Нельсона обязан не предшественнику, а многочисленным победам Королевского флота, одержанным в годы Семилетней войны. Победители решили не отказываться от гордого названия «Победа» и оказались правы.