Ярость Чёрного моря

Несколько раз славянский флот подходил к Константинополю. Но сама природа порой препятствовала захвату города, нанося по нападавшим на столицу Византии «варварам» сокрушительные удары.
О том, что черноморские шторма налетают внезапно, отличаются свирепостью и порой достигают ураганной силы, мы уже говорили. Во время нападения на Константинополь в 860 г. стихия «сыграла» на стороне византийцев. Организовать отпор нападавшим они не могли из-за недостатка сил. В записках Константинопольского патриарха Фотия говорилось: «О, как всё тогда расстроилось, и город едва, так сказать, не был поднят на копьё! Помните ли тот час невыносимо грустный, когда приплыли к нам варварские корабли ...когда они проходили перед городом, неся и выставляя пловцов, поднявших мечи, и как бы угрожая городу смертью от меча».
Патриарх и священники молили небеса о помощи, и их мольбы были услышаны. Потемнело небо, поднялся сильнейший ветер, взволновалось море. Высокие водяные валы накрывали небольшие ладьи-моноксилы, опрокидывали их, выбрасывали на берег. Множество судов потерпело крушение, число погибших не поддавалось исчислению. После учиненного природой погрома продолжать военные действия у стен Константинополя «варвары» уже не могли, и, как только погода немного улучшилась, уцелевшие ладьи немедленно ушли от византийских берегов.
Согласно русским летописям, неудачный поход стоил его предводителям жизни:
«И услышал Олег, что Аскольд и Дир ходили войной на Царьград и возвратились в Киев осрамленными и с малой дружиной, взял с собой Игоря Рюриковича и пошел к Киеву и убил Аскольда и Дира и погреб их на горе». Впрочем, тут вновь приходится говорить о проблемах с датировкой. Указанную византийцами дату похода трудно увязать с гибелью Аскольда и Дира в 882 г.
Поход князя Игоря в 941 г. тоже не обошелся без сюрпризов погоды. Уже после тяжелейшего поражения у Босфора море заштормило. Многие уцелевшие в сражении ладьи, державшиеся на мелководье, выбросило на берег. После этого византийцы под командованием стратега Феофана успешно применили «греческий огонь» у Винифии, а завершилось избиение у берегов Фракии. Шторм нанес «армаде» князя Игоря немалый урон, но по сравнению с действиями ромей-ского флота он был не слишком серьезньм.
Иначе развивались события спустя 100 лет. Киевский князь Ярослав Мудрый не то намеревался «прощупать» способность Византии постоять за себя, не то действительно решил пресечь бесчинства ромеев по отношению к прибывавшим из Киева купцам. В1043 г. он отправил к Босфору большой флот (около 400 ладей с 20 000 воинов) под командованием своего сына Владимира. Собравшись в устье Дуная, ладьи без проблем достигли пролива, но там их уже готовились встретить византийские эскадры. Требования киевского князя о выплате дани и заключении нового договора на максимально выгодных для Руси условиях император Константин Мономах отверг.
Противники довольно долго стояли лицом к лицу, не вступая в сражение. В это время погода начала быстро портиться, начался шторм, вскоре превратившийся в сильнейшую бурю. В то время как более крупные греческие корабли, укрытые в проливе, разгул стихии выдержали относительно благополучно, флоту Владимира Ярославовича пришлось очень плохо: «Сильный ветер двинулся с востока на запад. Возмутив море вихрем, он устремил волны на варвара и потопил одни из его лодок тут же, так как море поднялось в середину им, а другие, загнав далеко в море, разбросал по скалам и утесным берегам».
Украинские исследователи Е. Ф. Шнюков, Л. И. Митин и В. П. Цемко высказали интересное мнение, что подобному описанию соответствует одно из самых разрушительных природных явлений - смерч. Они указывали, что смерчи возникают возле мысов в мелководных районах, а время существования водяных смерчей - не более 40 минут. Если это предположение верно, то становится понятно, почему такой сокрушительный удар был нанесен попавшим в зону катаклизма ладьям Владимира, в то время как его противники не пострадали. Сам князь едва не погиб, оказавшись в воде после гибели своей ладьи, но был спасен кораблем воеводы Ивана Творимирича.
После того как стихия немного успокоилась, византийские корабли двинулись в атаку на расстроенные боевые порядки киевского флота. Попытка контратаки оказалась неудачной, и еще немало ладей было уничтожено в сражении.
В результате на берегу оказалось около 6000 человек, число погибших в море неизвестно. Часть ладей во главе со спасшимся князем смогла укрыться в бухтах к северу от Босфора, нанеся серьезное поражение посланной против них византийской эскадре. Судя по этому эпизоду, киевское войско неплохо подготовилось для действий против больших ромейских кораблей, в том числе и вооруженных «греческим огнем». И не случись шторма, неизвестно, чем могло бы закончиться сражение.
Бурное Чёрное море жестоко обходилось не только с военными флотами, но и с купеческими караванами. Хотя переход от Босфора до устья Днепра сравнительно короткий, кораблекрушений на этом пути происходило немало. Недаром князь Олег и византийцы в 911 г. так тщательно оговаривали неприкосновенность оказавшейся на берегу собственности и гарантировали безопасность людям. Получил подтверждение этот момент и в договоре 943 г. Там говорилось: «Когда ветром выкинет греческую ладью на землю чужую, где случимся мы, русь, то будем охранять оную вместе с ее грузом, отправим в землю греческую и проводим сквозь страшное место до бесстрашного. Когда же ей нельзя возвратиться в отечество за бурею или другими препятствиями, то поможем гребцам и доведем ладию до ближайшей пристани русской. Товары и все, что будет в спасенной нами ладье, да продается свободно; и когда пойдут в Грецию наши послы к царю или гости для купли, они с честью приведут туда ладию и в целости отдадут, что выручено за ее товары. Если же кто из русских убьет человека на сий ладьи или что-нибудь украдет, то примет виновный казнь».

Славянская ладья
Киевские князья отправляли против Византии флоты, состоявшие из парусно-гребных кораблей - ладей. Они вмещали до 60 человек, в транспортном варианте - довольно большой груз. Обычно ладья выдалбливалась из цельного дуба (иногда - липы), это был так называемый моноксил (однодрека).
Но для плавания по морю служили набойные ладьи, где долбленая основа обшивалась дощатыми бортами. Размеры ладей, строившихся на Днепре, ограничивались как длиной деревьев, так и необходимостью преодоления порогов. Зато ладьи при необходимости можно было перетаскивать волоком.
Реплика славянской ладьи, построенная ярославцем И. Беспаловым. Судно, получившее название «Тур», продемонстрировало способность совершать весьма продолжительные плавания.