Ужасное Рождество

Во время наполеоновских войн Королевский флот вел боевые действия на самых разных театрах. Англичанам пришлось направить свои корабли и в Балтийское море, где их противниками в разное время являлись датчане, русские и шведы. Надо сказать, что непосредственно в ходе боевых действий британский флот сколько-нибудь серьезных потерь не имел, но в очередной раз столкнулся с непреодолимой силой стихии.
Плавание парусных кораблей в негостеприимных северных водах, да еще и в осенне-зимний период, всегда считалось весьма опасным делом. Столкнулись с многочисленными трудностями и англичане, причем самым тяжелым для них стал 1811г. Тогда в течение суток - 24 декабря - погибли сразу пять кораблей: «Сент Джордж», «Дифенс» и «Фэнси» у берегов Ютландии, а «Хиро» и «Архимедес» у голландского Текселя. Число жертв при этом превысило 1900 человек.
В интереснейшей книге «Описание крушений и других бедственных случаев военных судов иностранных флотов», изданной в Санкт-Петербурге в 1874 г., говорится:
«Из всех экспедиций, в которых в эту войну [имеется в виду эпоха наполеоновских войн] принимал участие британский флот, бесспорно самая трудная и несчастная выпала на долю эскадры Балтийского моря. В этих водах в продолжение длинных зимних ночей судовые команды постоянно подвергались нестерпимому холоду; густые туманы, господствующие в позднее время года в этой местности, усугубляли трудности и без того тяжелого плавания, причем неискусные лоцмана нередко ошибались в своих показаниях и вводили в заблуждение плавателей».
Во второй половине ноября 1811г. 98-пу-шечный трехдечный корабль «Сент Джордж» («Святой 1еорг») находился у берегов Зеландии, когда во время сильного шторма большое торговое судно сдрейфовало с якорей и, ударившись о скулу линкора, быстро затонуло. Но и положение «англичанина» было очень тяжелым: якоря не держали и его несло на мель. Команда предпринимала поистине героические усилия: люди, выбиваясь из сил, работали на помпах, для уменьшения осадки пошли даже на крайние меры, срубив мачты. И люди победили. Удалось сняться с мели, заменить разбитый руль взятым с другого корабля, установить временный (как говорили в то время - фальшивый) рангоут. В 20-х числах декабря наспех исправленный «Сент
Джордж», на котором держал флаг контр-адмирал Рейнолдс, вместе с 74-пушечными «Дифенсом» и «Кресси» вышел в море, сопровождая идущий в Англию большой конвой.
Вновь процитируем книгу: «23-го декабря, находясь у ютландского берега, эскадра снова встретила сильный шторм. В полночь адмирал ночным сигналом приказал поворотить на другой галс через фордевинд, но так как на корабле «Сент Джордж», по ненадежности рангоута и парусности, встретилось затруднение в выполнении этого маневра, то решились поворотить оверштаг, причем признали необходимым предварительно отдать стоп-анкер с кабельтовым. Когда стоп-анкер был брошен, канат попал под руль, и, сорвав его с петель, от натуги лопнул, вследствие этого обстоятельства корабль остался на прежнем галсе.
24-го декабря, между пятью и шестью часами утра, услышали пушечный выстрел, еде данный с корабля «Дифенс», почему   - предположили, что он где-то поблизости стал на мель. Вскоре после этого «Сент Джордж» в свою очередь коснулся подветренной мели, вслед за тем волнением стало его более и более прижимать к берегу, тогда уже не подлежало сомнению, что на этот раз положение корабля «Сент Джордж» безнадежно».
Попытки команды спастись оказались практически безрезультатными - единственную спущенную шлюпку почти сразу же опрокинула большая волна. На обреченном корабле разыгралась ужасающая драма, волны и холод губили людей десятками. По свидетельствам уцелевших, в надежде защититься от разгуливавших по палубе волн моряки построили своеобразный бруствер из тел погибших товарищей.
Последним шансом оказался плот, сооруженный из реев. Но замерзшие и измученные матросы не смогли надежно скрепить их между собой, и под ударами волн плот развалился. При этом погибли почти все находившиеся на нем. Лишь семерых окончательно обессилевших матросов с риском для жизни спасли датчане, проявившие подлинное человеколюбие и немалую отвагу.
Немногие уцелевшие с корабля «Дифенс» также отмечали, что своим спасением они обязаны местным жителям. Английский матрос рассказывал впоследствии: «...Один датчанин три раза безуспешно принимался спасать меня, наконец, при помощи подошедших людей ему удалось высвободить мою раненую ногу, тогда, подняв на руки, меня понесли в ближайшую хижин)'». Хотя Дания тогда находилась в состоянии войны с Британией, погибших моряков, включая адмирала, похоронили с воинскими почестями, а 13 спасшихся (с двух больших кораблей!) не стали объявлять военнопленными и отправили на родину безо всяких условий.
Контр-адмирал (с 1808 г.) Роберт Картье Рейнолдс был опытным и талантливым офицером, участником Семилетней войны и Американской войны за независимость. В период Революционных и наполеоновских войн он умело командовал кораблями и эскадрами. Известность кэптену Рейнолдсу принес бой 13 января 1797 г., когда английские фрегаты «Индифатигейбл» и «Эмэзон» атаковали французский 74-пушечный корабль «Друа де ль’Ом». «Француз» бьи одним из участников неудачной экспедиции в Ирландию и возвращался к бретонским берегам, имея на борту не только многочисленный экипаж, но и так и не высаженных десантников. Английские корабли не имели перевеса над противником по общему числу орудий, но в артиллерийской схватке взяли верх. Линкор, не выдержав обстрела, подошел слишком близко к берегу и оказался на камнях, преследовавший его «Эмэзон» также не избежал этой участи. К чести Рейнолдса, он сумел организовать спасение своего экипажа, который в бою потерял всего троих убитыми и 34 ранеными, а при крушении утонуло шесть человек. Для сравнения, на «Друа де ль Ом» погибли в бою свыше 100 и получили ранения около 150 человек, а еще 900 стали жертвами катастрофы.
Кэптен Рейнолдс и его команда оказались в плену и вернулись в Англию после заключения Амьенского мира. Действия командира «Эмэзона» на родине признали абсолютно правильными, и он не только не бьи наказан за потерю фрегата, но и получил повышение. Увы, но во время катастрофы 1811г. адмиральский корабль оказался примерно в таком же положении, что и «Друа де ль’Ом» в 1797 г.
О том, что произошло на борту 12-пушеч-ного брига «Фэнси», ничего не известно, поскольку с него никто не спасся.
В целом, несмотря на многочисленные сражения и бои, которые в конце XVIII - начале XIX в. вел британский флот, основные потери он понес вовсе не от вражеских ядер и брандскугелей. Главным врагом оставались стихия и навигационные ошибки. Даже великий триумф Нельсона, победа при Трафальгаре, завершился гибелью большинства захваченных французских и испанских призов во время разыгравшегося шторма. Правда, к чести адмирала Коллингвуда и его офицеров следует отметить, что ни один, даже самый сильно пострадавший, корабль Королевского флота при этом потерян не был.